Метафора ШЗП -пример

Уильям Гордон, вдохновитель этих исследований (и автор творческого метода «синектика»), выделил четыре типа метафор, которые часто оказывались особенно продуктивными:

  • Персональная аналогия – в ней мы отождествляем себя с каким-то элементом творческой проблемы. Например, вирусолог отождествляет себя с вирусом или белым кровяным тельцем.
  • Прямая аналогия – в ней мы ищем схожее решение проблемы в других областях знания. Например, Белл изобрел конструкцию телефона, воспользовавшись аналогией с устройством человеческого уха.
  • Символическая аналогия сопоставляет проблемы с чем-то воображаемым. Например, немецкий химик Кекуле бился над загадкой строения молекулы бензола, пока ему не приснилась змея, кусающая себя за хвост. Так он открыл первую циклическую молекулу.
  • Фантастическая аналогия – в ней мы фантазируем идеальное решение проблемы и пытаемся найти реальное решение в свете своих фантазий.

Совершенно другой метод творческого мышления, но также основанный на метафоре, в 1950-х годах изобрели лингвисты Пайк, Янг и Беккер. Вместо того чтобы классифицировать типы полезных метафор, они предложили три метафоры «на все случаи жизни»:

  • сопоставить вещь с частицей;
  • сопоставить вещь с волной;
  • сопоставить вещь с полем.

Итак, выбрав для себя любую форму конструирования метафор, перейдем в формат коммуникации, которую против нас ведет агрессивный оппонент. При коммуникации необходимо сразу переводить аргументацию оппонента в метафоричное восприятие мира и наоборот. Некоторые читатели скажут: а зачем это нужно и где это можно применять? Ответ прост: часть людей, как мы уже говорили выше, живет в метафоре, в иной реальности, поэтому желательно встроить себе навык отделять метафоричную, образную речь от сенсорно очевидной, не достраивать в своем сознании то, что собеседник не сказал. Рекомендуем уточнять в диалоге, о чем конкретно идет речь и что подразумевается в метафоре. Ну а если собеседник ведет себя не очень адекватно контексту, то этот паттерн встраивает человеку за столом переговоров беспомощность и даже никчемность. Человек теряет переговорный ресурс, впадая сначала в состояние азарта, а потом растерянности.

Приведу пример.

Однажды автору этих строк пришлось вести разговор с крайне неприятным субъектом по поводу написания и размещения резюме. Был вечер, мы сидели в небольшом уютном питерском ресторанчике, и вдруг рядом с нами объявился человек, которого никто не приглашал. Его появление в компании прошло незамеченным, он под видом «позитивного» человека познакомился с кем-то из нас, да так и остался за столом. Ближе к ночи его общество начало всех напрягать. Молодой человек оказался типичным занудой, жалующимся на жизнь. На просьбу (а за столом сидело как минимум два психолога и специалиста по боевому НЛП) перестать портить людям настроение и встраивать грусть незваный гость не отреагировал – жалобы продолжились. Следующее предупреждение о нежелательности такого поведения также было проигнорировано. Вечер стремительно скатывался в грусть и печаль. Ну что ж. Сразу вспомнилась пресуппозиция о том, что не хочется быть частью чьей-то тупой системы и экологично быть неэкологичным, когда тебя разрушают за твои же деньги, на твоей территории и празднике жизни. Ну а далее состоялся следующий диалог:

БНЛПер 1: Константин, а ты когда это говоришь, что имеешь в виду? Ты это зачем? – обращаюсь я к человеку, рассказывающему о своих очередных проблемах.

БНЛПер 2: Очень диагностическое выступление.

Константин: Меня тогда подвело резюме.

БНЛПер 2: Резюме?

БНЛПер 1: Какое оно у тебя, резюме? Как ты мог его подвести?

Константин в замешательстве, с удивлением смотрит на обоих.

БНЛПер 2: Что там такое было написано?

БНЛПер 1: Когда ты его подвел, оно как-то обиделось на тебя? Оно же рассчитывало, оно надеялось. А ты его подвел.

Константин, с еще большей неуверенностью: Я его написал за столом.

БНЛПер 2: Ты думаешь, это осмысленно? То сочетание букв, которое получилось у тебя в резюме, ты его считаешь осмысленным?

Константин: Я думаю, что в этой жизни все не осмысленно. Я начинаю сомневаться в том, что я действительно осмысливаю свою жизнь.

БНЛПер 1: Ваше отношение к жизни – это буддизм, христианство, даосизм?

Константин: Вы спросили, я ответил.

БНЛПер 2: Ну, я понимаю. А почему вы именно мне это сейчас говорите? Нет, если вы считаете, что я в ответе за ваше будущее, скажите честно мне об этом. Что вот вы возложили на меня какие-то ожидания по поводу вашего будущего. А я их не выполнил. Вы же это хотите сказать?

Константин: Да и в мыслях не было. Пока вы не сказали.

БНЛПер 1: Стоп, а вот в мыслях что? Что там было? Как вы это воспринимаете? Там пусто было? Там что-то было? Что там было до того, как я сказал, в ваших мыслях? Что это напоминало? Вот вы сказали «пусто», да? Это буддизм. Да?

Константин: Нет, это не буддизм, потому что буддизм – это...

БНЛПер 1: Христианство? Язычество? Майя? Мы не случайно про это заговорили, да?

Константин: Майя.

БНЛПер 2: Книг начитались. Причем как-то вы их, видимо, читаете не так. Да?

Константин: Я их начинаю читать где-то с середины, а дальше – хаотично.

БНЛПер 1: Скажите, вы сейчас про свои жизненные отношения с людьми говорите? Что хотелось бы быстрее закончить книгу? Быстрее закончить отношения с этим человеком, а дальше сделать вид, будто ты ничего о нем не знаешь?

Константин: Хочу, чтобы это было на полке, и в любой момент можно было вернуться. И перечитать.

БНЛПер 2: Распланировать. Как свою жизнь распланировать, да? Там много полок? Или этажерочка? Подвесная полка?

Константин: Да. Там много полок. Это ментальные же полки. Мент-тальные.

БНЛПер 1: Трудности с милицией? Опасения? Боитесь ментов? Какое-то у вас странное представление о питерской милиции. Это комплекс чужака.

БНЛПер 2: «Чужой против хищника». И вот так вы живете? То есть вот такое отношение к людям, да? Если посмотреть на лица людей...

Константин: Люди, они как книги.

БНЛПер 1: Понятно ли вам, что было на протяжении последнего или предпоследнего времени? Это еще один паттерн, состоящий из двух целостных половинок, который позволяет догенерировать предыдущее состояние.

Константин: Какая-то шизофрения…

БНЛПер 2: Ну, давайте назовем ее так, хотя я не понимаю, что вы имеете в виду под словом «шизофрения».

БНЛПер 1: Это психиатрическое слово. Он врач.

БНЛПер 2: Психиатр.

Константин: Я заметил, что вы подвергаете сомнению адекватность...

БНЛПер 2: Я?

Константин: Да.

БНЛПер 2: Я?

Константин: ...основываясь на эмпирическом опыте.

БНЛПер 2: У вас есть эмпирический опыт?

Константин: Да. И он у меня растет с каждым днем!

БНЛПер 1: Вы не психиатр, вы растете в личностном смысле. Мы это поняли.

Константин: Вы все куда-то уводите и все как-то переводите?!

БНЛПер 2: Водят старушек через улицу. А вы как-то злитесь, мы же с вами мирно беседуем, пытаемся понять все то, что вы нам говорите, слушаем вас внимательно, а вы раздражаетесь.

Константин, растерянно: Я не раздражаюсь.

БНЛПер 2: Кстати, все старушки у вас доходили? Кто дошел до полной кондиции?

Константин: Доходяги.

БНЛПер 2: Старушки были доходяги.

БНЛПер 1: Концлагерь. Я услышал тему концлагеря.

БНЛПер 2: А зачем вы, кстати, об этом?

БНЛПер 1: Вы жертва лагерей? Я просто спрашиваю. Это действительно важная тема. Тема жертвенности и тема попадания в ситуацию, когда тобой манипулируют, они близки по сути.

БНЛПер 2: О манипуляциях, кстати. У древних майя была игра в баскетбол. Но только они манипулировали там не мячом, а головой живого человека.

Константин: Живого?

БНЛПер 2: Да.

БНЛПер 1: Брали голову живого человека.

Константин: Пока она еще жива?

БНЛПер 2: Она была жива долгое время.

БНЛПер 1: Это такой формат (как бы это выразиться) достаточно широкий.

БНЛПер 2: А чем тебе такой формат не понравился?

БНЛПер 1: Он широкий.

БНЛПер 2: А если отформатировать?

Константин бросился бежать вон из ресторана, а мы, улыбнувшись, продолжили обсуждать тему «человековедения».

 

Итак, шизофреногенный паттерн «Метафора»:

    • Восприятие метафоры как реальности и реальности как метафоры.
    • Удержание обсуждения и хода мысли в метафорическом контексте, как будто это реальность.
    • Работа со Стратегией реальности.
    • Утрирование.
    • Перенос в другой контекст.

 Е. Спирица

Боевое НЛП: техники и модели скрытых манипуляций и защиты от них